ТО Овертайм - ЮРИЙ ПОЯРКОВ

ЮРИЙ ПОЯРКОВ Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 9
ХудшаяЛучшая 
12.02.2008

Досье "Овертайма":Юрий Михайлович Поярков. Олимпийский чемпион 1964, 68 гг., бронзовый призер Олимпийских игр 1972 г, чемпион мира 1960, 62 гг., бронзовый призер чемпионата мира 1968 г, чемпион Европы 1967, 71 гг., бронзовый призер чемпионата Европы 1973 г. В чемпионатах СССР играл с 1956 г. по 1974 г. за команды “Буревестник” (Харьков), “Локомотив” (Харьков). Чемпион СССР 1959 г.


Человек-катапульта

40 лет назад в Токио  волейбол впервые вошел в программу Олимпийских игр. Обладателем первого золотого комплекта наград стала непобедимая по тем временам мужская волейбольная дружина СССР. Ее разводящим был харьковчанин Юрий Поярков. Личность легендарная в буквальном смысле этого слова. Например, одной из легенд является его подача. Подача, за которую Пояркова в 60-х-70-х годах прошлого столетия называли «человек-катапульта». С рассказа о том, как к нему приклеилось это прозвище, Юрий Михайлович и начал свое увлекательное повествование.

- В 1960-м году мы играли на чемпионате мира в Бразилии. В матче против сборной Венгрии, она тогда шла в мировом рейтинге на 4-5 месте, я со своей подачи набрал в одной партии 12 очков. Притом, что каждая партия игралась до 15-ти очков. Бразильский миллиардер, увидев, что творится на площадке, воскликнул: «Катапульта!!!» Этого миллиардера, у него в Латинской Америке был крупный бизнес по производству синтетического волокна, постоянно осаждал журналистский корпус. Журналисты услышали возглас, подхватили его. И довольно быстро новое прозвище разнеслось по всему миру. А  миллиардером был сын выходцев из Харькова. Мы всей советской сборной у этой семьи тогда побывали на даче. На Атлантическом побережье. Они показывали нам все свои винные погреба, картинные галереи и прочее, прочее.
- Юрий Михайлович, а что собой представляла Ваша подача. И почему она привнесла революцию в волейбол?
- Я подавал силовую крюковую подачу. Чтобы понять ее идею, представьте лук для стрельбы. Так вот идея заключалась в том, что лук как бы разгибался, ломался. В это время я бил по мячу вхлёст. Совсем не обязательно при этом иметь крупные мышцы или большой вес. Необходимо совместить разбег с разгибанием этого лука. Разбег, ускорение, правильный подброс мяча и сам удар  – вот составляющие такой подачи. Почему эта подача стала притчей во языцах? Да потому, что она заставила перейти на нижний прием. Раньше волейбол не предусматривал обработку мяча в защите. То есть в приеме подачи не предусматривалась обработка мяча двумя руками снизу. Судьи свистели двойной удар. Потому все принимали мяч сверху. И вот появились такие подающие как я, поставившие дилемму перед мировой федерацией волейбола. Мы могли властвовать в игре. Один подающий выигрывал всю партию. Пришлось разрешить прием снизу. То есть мы породили новый элемент. И теперь все волейболисты принимают мяч снизу. Прием снизу, игра в защите снизу – это сейчас одни из основных элементов в волейболе.
- И еще одна легенда, которая бытует о Вас – чемпионат мира Вы выиграли с травмированной рукой.
- В 1962-м году Москва принимала мировой чемпионат. Произошел банальный случай. Мне не хотелось выходить из номера за открывалкой для воды. Тогда как раз «Боржоми» появилось. Я открывал бутылку рукой и серьезно поранил палец. А для связующего пальцы – это самое главное. Ведь передачи пальцами делаются. Пришлось играть забинтованным. Ну, ничего. Вроде наши нападающие не обиделись сильно.
- А вообще стать хорошим связующим – это от Бога? Или просто достаточно научиться хорошо пасовать?
- Научиться пасовать можно. Но, во-первых, связующий не должен быть «сумасшедшим». Во-вторых, это тот человек, который понимает игру и может ее вести. Когда подлетает мяч, тут же решаешь обилие задач и находишь оптимальное решение. Для связующего мяч – это приближающийся сгусток мысли. Нужно, безусловно, опыт иметь, знать своих игроков, знать, как их обслужить. И самое главное – знать, как перебороть противника. За счет чего. Так как ты ведешь игру. Ты отдаешь пас. Тренер сидит. Может только крикнуть и всё. А начинается победа со связующего.
- Как так могло получиться, что лучшего связующего Советского Союза Юрия Пояркова не переманили в Москву? Вы ведь всю свою карьеру отыграли в Харькове.
- Предпринимались попытки забрать меня в ЦСКА. Да еще и какие. В 1959-м году я имел неосторожность написать письмо на имя волейбольного клуба ЦСКА, мол, хочу играть за вас. К тому же, как раз годы подошли в армии служить. В Харькове все узнали, что я ухожу. А у меня тогда были плохие квартирные условия. Город мне не мог помочь. Денег нам в «Буревестнике» вообще не платили. О том, что такое зарплата, даже никто и не знал. В Москве мне сразу предложили квартиру на Ленинградском проспекте. Но жил в Харькове такой человек Александр Анатольевич Голованёв. Суровая личность. Он был зав. админотделом и одновременно секретарем парторганизации обкома партии. В его ведомство входили силовые структуры – милиция, КГБ. Думаю, не надо дальше объяснять, какой вес в обществе был у этого человека. Он услышал о моем готовящемся переезде из Харькова в Москву и сказал: «Ни в коем случае!». Он прячет всю мою документацию, сам я прячусь, чтобы меня в армию не забрали. А Москва действует следующим образом. Сначала в военкомат приходит телеграмма – срочно командировать Пояркова в Москву. Военкомат не справляется с этим заданием. Передает дело на откуп КГБ. И, вот, живу я в гостинице «Харьков». Живу не под своим именем. КГБ находит меня в гостинице. Капитан ночью открывает дверь: «Кто здесь Поярков?» Вскакивает «замещавший» меня Пилипак: «Я». Я говорю – не надо. Дело слишком серьезное. Внизу у входа стоит машина - «раковая шейка». Коридор блокирован по всем правилам. Я прошу – дайте соберусь, а сам набираюсь нахальства и в три часа ночи звоню Голованёву. Он просит дать трубку этому капитану. И куда у того после телефонного разговора с Александром Анатольевичем девался весь гонор? Капитан сразу же притих, стал по стойке смирно. Но дело в том, что перед этим КГБ-шники побывали у меня дома, и маме это стоило инфаркта. Их видимо ничего не останавливало. Однако после этого случая в гостинице, я своей документации больше не видел ни в военкомате, ни где-то еще. По истечении двадцати лет разве что получил военный билет.
- Давайте вернемся к делам непосредственно волейбольным. Когда Вы дебютировали в сборной СССР?
- В 1959-м году. До 58-го года советская команда располагалась где-то на шестых позициях в мире. А в 59-м мы выиграли неофициальное первенство мира во Франции. В 60-м – чемпионат мира в Бразилии. И дальше вплоть до мюнхенской Олимпиады-72 не знали поражений. 13 лет. И только лишь в Мюнхене стали бронзовыми призерами. У меня вообще судьба сложилась таким образом, что два чемпионата Европы выиграл, на третьем оказался бронзовым призером. Два чемпионата мира выиграл, на третьем – «бронза». Две Олимпиады выиграл, на третьей – опять же «бронза».
- И всё же быть бы Вам 3-кратным олимпийским чемпионом, если бы волейбол включили в программу Олимпийских игр 1960-го года.
- Волейбол как раз вот-вот должен был попасть в олимпийскую программу. Долго дебатировался этот вопрос. Но, увы, в 60-м году в Риме Олимпиада прошла без волейбола. Зато в 64-м мы дождались своего часа. По заведенным правилам страна-организатор Олимпийских игр могла включить в ее программу два новых вида спорта на своё усмотрение. Японцы ожидаемо выбрали волейбол, поскольку их женская сборная к тому времени уже выигрывала чемпионаты мира. И вот мы в Токио стали первыми олимпийскими чемпионами.
- Банальный вопрос. Что было легче – выиграть токийскую Олимпиаду или повторить успех через 4 года в Мехико?
- В 1968-м, конечно, оказалось сложнее отстоять звание олимпийских чемпионов. Как только ты становишься чемпионом, под тебя все команды начинают искать противоядие. Очень трудно удержаться на этой высоте. Всё время нужно добавлять. И в тактике, и в физике, и в технике исполнения некоторых элементов. Иначе тебя достанут и обойдут. Олимпиады игрались тогда по следующему регламенту – допускалось по 10 команд. В три игровые трёхдневки каждый встречался с каждым. Кто набирал наибольшее количество очков, тот и чемпион. В Мексике в первый же день мы уступили довольно слабой сборной США. Они привезли высокорослых спортсменов и решили чисто нападением нас переиграть. Мы вроде бы справились. Повели 2:1. И наш тренер решил дать поиграть всем 12-ти волейболистам. Пока он всех выставлял, американцы перехватили инициативу. Мы их уже не сумели догнать, и потерпели поражение 2:3. А с какой кровью мы у сборной Германии 3:2 выиграли… Кстати, советские волейболисты вместе с немецкими готовились к Олимпиаде. Немцы нас по ходу этой подготовки пять раз обыгрывали. Так ведь в Мехико нам еще и хотели не засчитать победу над Германией. Из-за опоздания. Судья уже дал свисток, собираясь нам поражение присудить. Матч проходил в воскресный день. Все горожане выезжали на пикник. На дорогах образовались пробки. Олимпийские трассы оказались переполненными. Обычно путь занимал полчаса. А в тот день получилось полтора. Мы переоделись прямо в автобусе, вбежали в зал. Пока я не бросил 12 золотых медалей на стол руководству советской делегации, доказав, что мы сильнее всех, стыдно было показываться кому-либо на глаза. С нами тогда разговаривали совсем не так мягко, как сейчас.
- Партия сказала: «Надо!»?
- Именно так. Перед Олимпиадой-68 волейбольную золотую медаль  назначили по плану. Тогда плановое хозяйство было. И спорт в том числе попадал под категорию планового хозяйства. Если бы не выиграли Олимпиаду, судьба бы, думаю, у каждого из нас сложилась по иному. У каждого!
 

Комментарии  

  1. #1 Анатолий
    2011-03-2410:17:45
    Великий человек! Я горжусь, что учился с ним в одной школе, он был (и есть) моим кумиром и ещё миллионов мальчишек всего мира.
    Некоторое время работал с ним в одном вузе (ХАДИ).
    Юрий Михайлович, помните шкаф, который наша кафедра подарила вашей? Я её делал сам! :)))

Добавить комментарий

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.